Для тех, кто служил на таркр «Киров»
Главная Форум
Блоги
История Фото Видео Встречи Символика Североморск Страница памяти Пресса :)
Авторы
Бродский
07-09-2010 Окольная - 84 глазами очевидцев Просмотров - 3264

В своей книге "Российский флот. Доблесть и нищета" (2003 г., Стр. 386) Адмирал И. Хмельнов писал о пожарах на складах боеприпасов в Окольной:

"В мае 1984 г. в Североморске произошел взрыв складов боеприпасов
На кораблях экстренно вводились электромеханические установки, по готовности суда отходили от причалов.
Атомный крейсер “КИРОВ” самостоятельно, без вспомогательных буксиров отойти не мог.
И тогда командир корабля капитан 1-го ранга А.С.Ковальчук применил корабельную артиллерию, чтобы
не допустить поражение крейсера разлетающимися ракетами."


    Александр Сергеевич, конечно, никакой корабельной артиллерии ни по каким ракетам не применял. Но перевел ее (артиллерию) в полную боевую готовность – это правда - и честь ему за это и хвала. Я в то время уже давно был списан с «Кирова» и служил командиром БЧ-1 на эскадренном миноносце «Московский Комсомолец» - постройки 1955 года, - на пару лет старше меня. Предлагаю рассказ о том, как эти события виделись мне. В то время наш корабль уже, кажется, был передан в дивизию морских десантных сил и базировался на самом дальнем (если смотреть от Морвокзала) причале – номер, кажется, 24), но он был уже за штабом СФ, - т.е. самом ближнем к гб. Окольная (не считая причалов самой Окольной). На картинке ниже - он самый-самый левый (перед Окольной).

  У меня «сидячая» смена, но я отправляюсь в ДОФ (нет-нет, - не за тем, о чем Вы подумали, а учиться в Университете Марксизма-Ленинизма на правовом факультете – кстати, до сих пор полагаю, что получил там массу полезных знаний).
Иду через Фуликово поле (Североморцы знают). И слышу взрывы. В Североморске взрывами никого не удивишь, и я продолжаю свой путь.
Подхожу уже к городскому парку. И тут вижу и слышу – не просто взрывы, а полеты ракет из базы в Окольной. Фейерверк невиданный.
Говорят, что некоторые (в т.ч. высокопоставленные) офицеры в тот момент бросились бежать из Североморска, спасая себя и свои семьи. Вот цитата из воспоминаний очевидца, не пожелавшего открывать свое имя:

  Действительно, после объявления тревоги некоторые с погонами на личных машинах рванули в сторону Мурманска. Указаний на закрытие выезда сразу не было, но толковый товарищ с красными просветами на КПП догадался начать записывать номера машин, что и позволило потом произвести «разбор полетов». Однако абсолютное большинство корабельных офицеров и мичманов рвануло на корабли, еще не зная про тревогу, действуя по своему разумению. Кто был там, помнит эту картину бегущей черной массы по Сафонова вниз, к причалам. (Со многих кораблей сходную смену уже успели отпустить в город, поэтому народу было много)...

Я – тоже бросился бежать, но не из города, а на корабль.
Прибегаю. Сыграна боевая тревога. Личный состав - на боевых постах. Командира (по слухам, он был задержан на своей "пятерке" на КПП Североморска), СПК и Зама на борту нет. Старший – КБЧ-2 Серега Зорин. С ним – КБЧ-3 Леха Борисенко. Оба стоят на мостике (открытом) и, задрав головы, наблюдают за этими полетами ракет - то зенитных , то крылатых, то прочих… Полеты происходят почти в «зените». Большая часть ракет падает в тундре(к счастью, ветер задул от города - и довольно сильный), но некоторые из них падают в воду чуть ли не через наши головы. При этом они в воздухе выделывают всевозможные кульбиты - немыслимые спирали, кренделя и прочие фигуры высшего пилотажа, названий которых я не знаю.
В это время вся эскадра и обе дивизии (противолодочная и десантная) – экстренно готовятся к выходу в море. Стоит просто вой десятков главных энергетических установок – такого я не видел и не слышал ни до, ни после. И все корабли начинают один за другим линять из базы.
А у нас разобраны оба главных паропровода и хода у корабля нет никаким образом, кроме как под буксирами. Но буксиры нужны нормальным кораблям, - а на наш металлолом их, конечно, не хватает. Короче говоря – шансов уйти нет. Вспомогательные дизеля - тоже в ремонте. Поднялся я на этот самый открытый мостик – стоим втроем: командиры БЧ-1,2,3. Тут шарахнул самый страшный взрыв.

Серега Зорин, конечно, давно уже дал команду «Автоматы к бою». И бойцы на автоматах сидят в касках и как бы готовы отражать эту напасть… Вот только при береговом электропитании никакого целеуказания (кроме визуального) нет, вращение автоматов – только вручную маховиками…а своего электропитания у нас по понятным причинам - нету.Да и вообще я не представляю, как можно сбить ракету, летящую на тебя не прямо, а по непредсказуемой неуправляемой траектории...
После «Большого взрыва» Леха Борисенко говорит: «Слушайте, мужики, может быть дать по кораблю команду: «Химическая тревога! Всем надеть химкомплекты»?
Я спрашиваю: «Ты уверен, что если в нас попадет ракета, то химгондон поможет спасти кому-то жизнь?»
Он говорит: «Не уверен, но вдруг там при горении какие-то вредные газы образуются…»
Посовещались мы втроём и пришли к компромиссу – химическую тревогу все же объявили, но ограничились надеванием противогазов. Ну, так как бы немного безопаснее - по крайней мере, от отравления пороховыми газами мы уже не умрем…;-))
А вокруг всё летает и взрывается, корабли уходят. Вот фото того, как, весь в дыму, уходит ракетный крейсер "Адмирал Зозуля"

Видим – из всей главной базы СФ остались только мы, плюс одна плавмастерская и «Киров». (Он, как обычно, у 7 причала). Может быть, за его корпусом еще кто-то скрывался, но нам этого было не видно. Даже плавбаза «Тобол» ушла. Конечно, было страшновато.Но, оказывается, страшнее было тем, кто ничего этого не видел и плохо понимал, что вообще происходит. Вот как описывает свои впечатления Сергей Максимов, находившийся в то время на "Кирове":

  "На корабле была сыграна боевая тревога, что было событием из разряда сверхнеординарных. Я был в каюте. Примчался на свой боевой пост, располагающийся ниже ватерлинии. Все люки задраены, тишина. И неизвестность. По трансляции пошло сообщение командира. Дословно не помню, он говорил о подготовке зенитных комплексов к бою. Хорошо запомнил только концовку его речи: "...ракеты могут пойти на корабль и на город". А что происходит вообще, что творится, какие ракеты - об этом ни слова. Вот теперь представьте мое состояние. Паники не было. Просто не верилось что могло произойти самое худшее - война. Хотя по всем признакам она самая и началась. В помещении где был мой боевой пост я не слышал никаких взрывов. Только один раз корабль качнуло. Так продолжалось наверное около часа, может больше. Потом дали отбой тревоги. И потом уже появилась информация что произошло на самом деле. Каково было облегчение, что версия о начале войны не подтвердилась. Из того что происходило в момент взрывов снаружи крейсера, я узнал позже. На причале как раз шла погрузка какого-то боезапаса. Во время взрывов в Окольной погрузку не прекратили, а наоборот, ускорили. Когда прогремел самый мощный взрыв, народ повалило на причале взрывной волной. К счастью, никто не пострадал. Я думаю что вероятность случайного попадания ракеты или какого-то боеприпаса в крейсер была невелика. Но вот то что не пострадал город - это было чудо."

Как видите, нам было проще переживать происходящее.Так мы до самого позднего вечера и простояли - 3 придурка на открытом мостике, но в противогазах…
На самом деле, как выяснилось позже, мы были не самыми придурковатыми. Были и похлеще. Вот цитата из воспоминаний вышеупомянутого "анонимного" очевидца:

  Общую панику усугубило то, что на некоторых кораблях швартовные команды были одеты в химкомплекты. А на одном сторожевом корабле проекта 1135 даже «догадались» включить на короткое время УСВЗ (универсальная система водяной защиты, распыляющая воду вокруг корабля для защиты от радиации, химического и бактериологического оружия). Зрителей же в первые 30-45 минут хватало: люди стояли и перед входом в парк и на горушке у ракеты (там особенно много было детворы).

Наблюдали мы и то, как народ бегом бежит (и уезжает) из города... Кое-кто из нас переживал за свои семьи, но терпели.
Когда все закончилось – дали «отбой всем тревогам» и пошли спать. Чтобы к 7.30 утра быть, как положено, на утренней приборке и в 8.00 - подъеме флага. Ничего особенного – просто служба такая, об этом еще Леонид Соболев в "Капитальном ремонте" писал:
"Ты думаешь, мне очень весело ... в восемь утра, как идиоту, докладать командиру, что в четвертой башне случаев не было? А надо, не для нас надо, а для Митюх. Чтобы Митюха всей душой верил, что коли в восемь часов не поднимут флага и господа офицеры не отрапортуют, - то, значит, в восемь часов одну минуту случится светопреставление..."
Мы, конечно, на Царском флоте не служили. И матросов мы Митюхами не называли, а говорили уважиельно "Моряки". Но суть дела от этого не меняется…:))

Эпилог

  Сразу после этого ЧП был снят с должности самый плавающий адмирал ВМФ - Зам. Командующего СФ адмирал Кругляков ,наплаванность которого за период службы на кораблях Тихоокеанского и Северного флотов составила 1.500.000 миль (он на этот момент оставался за Командующего). А вскоре был "убран" и единственный (по мнению многих офицеров) адмирал-интеллигент: командующий СФ адмирал Михайловский, герой Советского Союза, доктор военных наук. Так случайное происшествие дало повод убрать двоих достойнейших адмиралов, поставив крест на их дальнейшей карьере (они закончили службу в береговых должностях - Начальника Главного управления навигации и океанографии Министерства обороны СССР и Председателя Постоянной комиссии Государственной приемки Военно-Морского флота).